Skip to Content

"Кому война, а кому мать родна"

Великая Отечественная война нанесла непоправимый ущерб паровозостроительным заводам, расположенным в европейской части Советского Союза. В условиях военного времени было решено использовать мощности «тыловых» ремонтных заводов; в Улан-Удэ им стал паровозо-вагоно-ремонтный завод, или ПВРЗ.

Его рабочие не только ремонтировали железнодорожный транспорт, но и производили корпуса снарядов и авиабомб, а с начала 1943 года по заданию госкомитета обороны – ещё и миномёты, мины 120 мм. и ФАВ-500.

Кому война, а кому мать родна; война всё спишет – даже в столь тяжёлое для страны время находились люди, которые, увы, прежде предпочитали думать о себе, а уж потом только о Родине. Были и те, кто вообще ни о чём не задумывался, мало того – являл образцы редкостного малодушия. Но к «пораженцам» мы ещё вернёмся.

Чтобы оборонная промышленность могла нормально функционировать, созидательные процессы требовали к себе пристального оперативного внимания.

В 1943-44 гг. чекисты регулярно выявляли «подрывников» - рабочих ПВРЗ. Вот только несколько эпизодов. Зимой 1943 года при изготовлении деталей миномётов грубо нарушалась их термообработка: начальник цеха П. не стал утруждать себя лишними нагрузками – ознакомлением мастеров с инструкцией. Итог – план цеха по производству вооружения был сорван, а уже готовые миномёты пришлось разбирать и собирать по-новому.

В течение всего 1944 г. органы госбезопасности пресекали вопиющие факты экономических диверсий.

В декабре 1944 года был выявлен выпуск нескольких неисправных паровозов.

Тогда же был забракован еще ряд важных комплектующих. Мастер по сборке новых паровозов К. регулярно сдавал инспекции отдела технического контроля продукцию с серьезными дефектами. При расследовании выяснилось, что К. практически призывал слесарей устанавливать на технику несоответствующие размерам золотниковые кольца.

К браку приводило и элементарное несоблюдение технологической дисциплины. Главный металлург завода вместе с начальником чугунолитейного цеха при отливе корпусов мин использовали промёрзший в цистерне химический реагент. Неудивительно, что брак корпусов мин достигал 70%.

Саботаж хоть и не доставлял такой головной боли, как вредительство и халтура, но проблем он тоже добавлял. Так, в январе 1944 г. чекисты оперативно пресекли саботаж сотрудников арматурного цеха. Трое рабочих пытались сорвать работу предприятия, когда по постановлению профсоюзной организации выходной день был объявлен рабочим. Один из арматурщиков призывал: «Завтра не только не следует выходить на работу, а вот будет вечером митинг, нужно выступить и сказать: не выходите, товарищи, ни один на работу, хватит с них и 11 часов». Другой ему вторил: «Я всем в своей смене скажу, чтобы не выходили на работу, а сам завтра приду для вида, а сам тоже уйду…» (цитаты из архивного дела).

И действительно, 23 января 1944 г. никто из той смены на работу не вышел.

В ответе за убытки было и банальное воровство. В расхищениях металла уличались как простые рабочие, так и власть предержащие. Например, начальник утильцеха Б., имея возможность подписывать пропуски на вывоз грузов, беззастенчиво пользовался служебным положением. С его лёгкой руки был открыт доступ к спекуляции металла «на стороне». К счастью, ненадолго.

И в сплоченных трудовых коллективах, скованных одной цепью и связанных одной целью – «всё для фронта, всё для победы», находились малодушные, чей едкий ропот нет-нет да и пытался посягнуть на нерушимость народного единства. Как, например, мастер электроцеха И., восхвалявший нацистский режим: «У нас рабочие зажаты крепче, чем в Германии. Я думаю, что фашистский строй мягче коммунистического». А эта цитата принадлежит нормировщику Е.: «Хоть наши и ведут наступления, но победа будет на стороне Германии». Начальник цеха С. шёл ещё дальше: «Воюем, воюем, а толку никакого. Болгарию, Румынию, Польшу взяли и отдали. За что, спрашивается, воюем, кладём жертвы, разве из-за того, чтобы нами командовали Рузвельт и Черчилль?».

Спрос на прогнозы и волхование «инакомыслящих» был невелик, а их жалкое поскуливание скорее вызывало досаду. С «пораженцами» проводили душеспасительные беседы, что действовало.

И всё же вредительство, саботаж, хищения привели к тому, что за 10 месяцев 1944 г. ПВРЗ было возвращено на повторный ремонт 5 паровозов и предъявлено 39 претензий на некачественный ремонт паровозов.

В свете цифр упрямой статистики бурятские чекисты свои усилия «расширили и углубили». Скорректированная оперативная деятельность с грамотно расставленными приоритетами довольно скоро обернула минус в плюс. Не будет преувеличением сказать, что во многом благодаря именно контрразведке Улан-Удэнский ПВРЗ, снабжая фронт столь необходимой ему техникой и вооружением, внес значительный вклад в дело победы.

Информация предоставлена пресс-службой УФСБ России по Бурятии.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Код подтверждения*
Enter the characters shown in the image.


Theme by Dr. Radut.