Skip to Content

Лживая приватизация

Пожалуй, ни одна приватизация не сопровождалась таким потоком изощрённой лжи, как приватизация энергетики. Сначала нам врали, что приватизация проводится для того, чтобы «конкуренция снизила цены». Как они снизились, мы знаем. Затем про снижение цен забыли и стали врать, что «приватизация позволит обновить отрасль за счёт частных инвестиций, а не роста тарифов». «Частные инвестиции» обернулись аферой века с инвестпрограммами, а последние решения Правительства, заложившие опережающий рост энерготарифов, показали цену этим обещаниям. Последние годы нам усиленно врали якобы о «сотнях миллиардов рублей, полученных за счёт приватизации энергетики». Мы не знаем сегодня, кто подсчитывает теперь эти сотни миллиардов прибыли в своём кармане, но это точно не государство. Нам врали, что «частные энергопроизводители будут конкурировать за потребителя». И это опять ложь.

Энергетика, как и водоснабжение, не является конкурентной отраслью просто по своей сути. Что это за рынок, в котором нет прямой связи между ценой, спросом и предложением? Такие вещи не называются рынком, они называются инфраструктурой, и рыночные принципы в них так просто не действуют.

Вообразите множество мелких, конкурирующих между собой компаний, обеспечивающих население теплом и электричеством. Понадобилась бы сеть отдельных кабелей и тепловых труб. Это был бы хаос. Гораздо разумнее и дешевле иметь один общий трубопровод и кабель, от которого питается весь поселок.

Система потребления энергии довольно предсказуема и поэтому носит плановый характер. Раньше энергия перебрасывалась из региона, где был ее переизбыток, в регионы, где была нехватка. Генераторы работали на всю национальную сеть. Тариф был единый. А сейчас что?

Например, поселки Выдрино Бурятии и Новоснежная Иркутской области находятся по разные стороны горной реки. Подстанция у них одна. А вот тарифы значительно разнятся. 2.10 рублей и 62 копейки за 1 кВт/час соответственно. Конкурировать с иркутянами практически невозможно. Экономика поселка Выдрино просто умерла. В результате обострилась криминальная обстановка. Жестокие убийства людей в поселке стали чуть не обычным явлением. Случай с людоедством до сих пор не покидает нашу память.

Другой пример – сельское хозяйство. До того, как энергетика была брошена в рынок, она нормально работала. Все фермы нынешним предприятиям достались с советских времен, когда электроэнергия была дешевая. Перевооружить сегодня ферму не представляется возможным. Навозоудаление, автоматизированные дойки, холодильные установки, молокозаводы, элеваторы, овощехранилища – все они работают на электричестве. Как только цена за киловатт поползла вверх, так один за одним хозяйства начали разваливаться. Сегодня из всех предприятий Кабанского района только ОПХ Байкальское не обесточено за долги. Кабанская продукция не выдерживает конкуренции на рынке,  все сырье уходит в иркутскую область.

Отмена госконтроля в энергетике в других странах.

Отмена госконтроля за энергосистемами была впервые опробована в Англии. Это делалось не для «большей эффективности», а для того, чтобы сломить сопротивление шахтеров. Генераторы, как и в России, были распроданы в частные руки. Электрокабели были поделены на части. Энергия была выброшена на свободный рынок. Особенно сильно это ударило по здравоохранению. Ликвидация госконтроля в энергетике привела к многочисленным бедствиям, но, несмотря на это, стала распространяться по миру подобно вирусу.

Так как электроэнергию трудно хранить, то малейшие колебания в спросе приводят к повышению ее цены. В Калифорнии после отмены госконтроля цена за мегаватт подскочила с $30 до более $1000. Видно насколько дорогой для потребителя оказалась отмена госконтроля. Проблема состоит в том, что основные коммунальные компании американского штата совершенно не интересовали проблемы потребителей. В результате своей деятельности они набрали миллиарды долга. Потом они потребовали возмещения от государства. Большой бизнес всегда обнаруживает преимущества «социализма», когда необходимо возместить свои потери. Они прибегают к шантажу, пугая государство остановкой промышленности.

О такой ситуации с Селенгинским ЦКК мы писали в своей газете. Кстати, ОАО «Бурятэнергосбыт» при всей жесткости статьи поблагодарила редакцию за «медвежью услугу». Конечно, ни о каком закрытии завода даже не заикнулись. Да и кто даст закрыть завод, который может приносить прибыль. И долг в 36 миллионов у предприятия с годовым оборотом в несколько миллиардов рублей просто смешной. В любом случае, государство закрыть завод не даст.

Например, Байкальский ЦКК пытались закрыть в советские времена со дня его постройки, и что? Завод продолжает работать, хотя приносит реальные убытки и вред Байкалу.

Кризис для спекулянтов или спекулянты делают кризис

Вся промышленность России серьезно пострадала от экономического кризиса. Чтобы как-то удержаться на плаву, цены на продукцию производители сдерживали. А цена на электроэнергию растет на глазах. В такой ситуации ни один завод или ферма не готова выйти из кризисной ситуации. Фактически рост цен тормозит экономическое развитие нашего района. Мы тонем в долгах. Люди пытаются найти какой-то выход из сложившейся ситуации. Некоторые уезжают, другие воруют, третьи экономят на всем во вред себе, а спекулянтам все нипочем.

Рынок всё расставит?

В скором времени мы столкнёмся с дефицитом электроэнергии, отказами в подключении промпредприятий к энергосетям, ограничениями поставок, блэкаутами и веерными отключениями. И всё это на фоне роста тарифов, опережающего все другие цены, и нарушениями нормального теплоснабжения городов и посёлков.

Как же возможен одновременный избыток мощностей и дефицит электроэнергии, спросите вы. Очень даже возможен, более того, прямо вытекает из выбранной схемы приватизации отрасли. Дело в том, что основные проблемы у нас накопились именно в сетевом хозяйстве, которое в целом осталось у государства, и проблемы в котором нарастают, чему лучшее подтверждение –  авария на Саяно-Шушенской ГЭС.

Избыток энергомощностей "по Чубайсу" совершенно не гарантирует, что вас не отключат, скорее наоборот, предполагает веерные отключения, отказы в подключении к энергосетям и прочие прелести новой энергетической модели. Подтверждает это и мировой опыт, в том числе печальные последствия "либерализации рынка электроэнергии" в Калифорнии (США), где именно либерализация вызвала неизвестные ранее отключения потребителей.

Что такое для нас, граждан России, потребителей тепла, избыток теплогенерирующих мощностей? Благо? Однако, текущие потребности городов в тепле сейчас покрываются, и проблемы возникают почти исключительно по поводу изношенности и некачественного ремонта мощностей и сетей, огромных потерь на пути от станции до потребителя (до трети «поставляемого» тепла). С учётом того, что население России в ближайшие 20 лет вряд ли станет расти, избыточные мощности в частной теплогенерации –  прямая и непосредственная нагрузка на городские и районные бюджеты, и затем, естественно,на потребителей.

Приватизация энергетики - это способ заставить общество оплатить кроме самой цены электроэнергии ещё и прибыли капиталистов, что позволяет перекачивать в частные карманы ещё десятки миллиардов долларов ежегодно, причём заложенный Чубайсом механизм опережающего роста частного сектора в энергетике в скором времени увеличит эту цифру вдвое. Таким образом, народное хозяйство не просто красиво ограблено на 100 миллиардов долларов, но и обречено уплатить ещё около 100 миллиардов крупнейшему капиталу в ближайшие несколько лет. Наиболее богатые станут ещё богаче, а наиболее бедные – ещё беднее. Вот так рынок всех расставляет по своим местам.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Код подтверждения*
Enter the characters shown in the image.


Theme by Dr. Radut.